Валентин Викторович Власов

  • 13 марта 2018, 13:50

Валентин Викторович Власов – академик, основатель ЦНМТ просто не может долго говорить о себе. Любая личная история заканчивается рассказом о ЦНМТ, которым он очень гордится. 

О СЕБЕ

В детстве о науке я особенно не думал. Я вырос в Новосибирске, в Военном городке, родители были – военные медики. Школа у нас была самая обычная, и наукой я не собирался заниматься, мыслей таких не было. В семье думали, что со мной делать – то ли  в Суворовское училище направить, то ли  или в лесотехнический техникум (поскольку отличался хилым здоровьем).

Время было героическое, когда я был в старших классах. Спутники летали, об ученых много говорили. И стал я интересоваться  физикой и химией. А душа лежала к биологии. Когда я школу окончил, решил попробовать  поступить в хороший вуз – вдруг получится. Как раз недавно образовался наш университет (НГУ – прим. ред.), и экзамены в нем начинались раньше, чем в институтах. Я решил попробовать и сдал все экзамены  на пятерки.  

Химию я любил. Мне надо было, чтобы что-то горело, взрывалось, цвет меняло. Но манила в душе биология, и, наверное, от родителей что-то проникло от медицины.

Я не знал, кем мне стать – химиком или биологом. В итоге стал химиком.  Случайно. Когда я пришел подавать документы в НГУ, справа сидела приемная комиссия биологического факультета, там были какие-то старушки, грустные такие, а слева – химического, там были молодые девушки.  Ну и как-то ноги меня сами понесли на химический факультет. Потом я долгое время исправлял эту ошибку и постепенно уходил в биологию и в медицину.

Мне очень повезло с выбором лаборатории для практики и научным руководителем. У нас была просто замечательная лаборатория,  звездная, в ней работали выдающиеся ученые. С такими людьми подтягиваешься и сам быстрее идешь вперед.  В аспирантуре я встретил свою будущую жену, мои сверстники из ИЦиГ СО РАН и НИОХ СО РАН стали на долгие годы моими друзьями. Наш вожак и учитель ак. Д.Г. Кнорре умел сплотить коллектив. Он был спортивным, и вообще у нас команда была спортивной – альпинисты, горные туристы. Команда химиков-биологов надолго уезжала на Алтай, на Камчатку, и обязательно, каждую субботу и воскресенье, были походы выходного дня. Впоследствии походы, ловля рыбы, охота,  а потом  фотография стали частью жизни.

Тема моей докторской диссертации была связана с изучением нуклеиновых кислот. Это как раз граница химии и биологии, то есть я использовал химические методы, чтобы решать биологические проблемы. Так что начинать с химии оказалось правильно. Химики лучше всех знают, из чего состоит окружающий мир, они могут взять совсем простые вещества и из них сделать что-то волшебное.

К сожалению, многие из моих студенческих друзей за границей. Пришли 80-90-е годы, и, как я говорил, народ был очень сильный,  многие сильные покинули страну.

ОБ ИНСТИТУТЕ

Наш институт впереди. У нас сейчас выдающийся институт, настоящий центр компетенции в области синтетической биологии и фундаментальной медицины. У нас пректасная наука, по ряду направлений мы – национальные лидеры, нас знают во всем мире. У нас даже есть собственное производство, все организовано по стандартам GMP. В институте созданы чрезвычайно перспективные препараты (оба прошли доклинические испытания) – антитело против вируса клещевого энцефалита, которым можно лечить больных, и противоопухолевые препараты на основе оригинального белка Лактаптина. Успешно идет работа по созданию онколитических вирусов, которые убивают раковые опухоли.

О МЕДИЦИНЕ

Современная медицина меняет свое лицо. Традиционно был какой подход: ты пришел  к доктору, он посмотрел, направил на анализы, дал таблетку и до свидания. И для всех пациентов с одним диагнозом – одна таблетка. Это неправильно, подход должен быть персонализирован. Уже доказано, что одна и та же таблетка может принести одному пациенту  пользу, а другому – вред: от неправильно примененного лекарства можно не просто не выздороветь, но и умереть.

Генетический аппарат человека определяет, как реагирует организм на определенные препараты. Например, для некоторых противораковых лекарств обязательно нужно делать анализ.

Скажем, при раке молочной железы одному пациенту помогает один препарат, а другому – другой. Поэтому, обязательно, сначала делается генетический анализ, и только потом назначается лечение. В нашем институте такие анализы для ряда болезней делаются в лаборатории фармакогеномики.  Вообще, генетический анализ важен для многого:  чтобы понять, какие конкретному пациенту правильные продукты питания нужно выбирать, какую профессию, чего ему следует избегать.

Сегодня медицина должна состоять из двух частей. Одна из них – медицина уже возникшей проблемы. Когда у пациента что-то случилось, он заболел и обратился к врачу, начинается лечение. Вторая часть – это управление здоровьем, предотвращение заболеваний.  Например, когда человек выращивает у себя сад, он ведь смотрит, какой взять сорт малины или яблок. Он применяет специальные удобрения для этих растений, он может даже сделать анализ почвы, чтобы узнать, нужно ли ее подкислить, или подсыпать золы, или микроэлементы внести. То есть он ухаживает за растениями, по-научному. Но, почему-то, к себе человек так не относится. Он не поинтересовался своими генами, кто он на самом деле, малина или яблоня, что ему надо? Хватает ли ему микроэлементов и каких, нужно ли добавить витаминов. А ведь мы не более жизнеустойчивы, чем растения. За собой нужно следить, вести нормальный образ жизни, помогать своему организму, не нужно ждать, пока звоночек прозвенит.

Тому, кто здоровьем своим  еще не занимался, для начала нужно пройти Check-Up – быструю оценку состояния организма. В ЦНМТ прекрасно умеют это делать, быстро и качественно.  Сначала нужно посмотреть состояние организма. При этом выяснится, что нужно подкорректировать – как на техосмотре автомобиля. Пока болезнь не развилась, это просто.

Исследования показали, что огромную роль в нашем здоровье играют наши микробы, в первую очередь те, что в кишечнике. Их там огромное количество, такое многообразие, что клеток микробов больше, чем наших собственных. Их совместный геном намного больше нашего генома. Они управляют нашим настроением, заставляют нас думать о том, что нам скушать, они ответственны за многие заболевания. Они перерабатывают все, что поступает в желудок. Многие лекарства подвергаются превращениям под их действием.

Человек принимает какой-то препарат, а микробы его превращают в другое вещество. Это может быть плохо, может быть хорошо, в зависимости от того, во что они его превратили.

Дерматиты, неврастения, состояние кожи – всё определяется микробами, вплоть до запаха от тела. В желудке у нас есть свой установившийся набор микробов, которые нас защищают. В этой связи показательны результаты исследований судьбы рекламируемых «живых» йогуртов в нашем кишечнике.  Они живые, может быть, пока в баночке. Но как только попадают к нам в желудок и кишечник, но наши бактерии их мометально убивают и съедают.

О ЦНМТ

ЦНМТ – это одно из главных дел в моей жизни. Это случайно произошло. Председатель СО РАН ак. Н. Л. Добрецов, выдающийся ученый-организатор, очень решительный человек, предложил создать передовой диагностический центр. Предполагалось что Центр будут создваться совместно СО РАН, СО РАМН и администрацией Новосибирской области. От СО РАН этим должен был заниматься я. Вскоре выяснилось, что никто из дружественных организаций делать ничего не собирается. Пришлось мне решать эту задачу, и удалось ее решить благодаря поддержке СО РАН и моих друзей, уже имевших опыт создания медицинских организаций – И. Н. Зайцевой и Б. В. Шеплева. Они к тому времени уже создали первую из замечательных клиник – Дентал Сервис. Медицинским руководителем структуры стал выдающийся хирург А. И. Шевела. Постепенно создавалось то, что развилось в Центр новых медицинских технологий.

Проект ЦНМТ был изначально двуглавым. Исследовательская часть проекта базировалась на отделе ИХБФМ СО РАН, а практическая часть, работа с пациентами – в компании, организованной с участием Института. Исследовательские работы и лечение больных в одном комплексе – самый эффективной подход. Именно так это организовано в образцовых структурах – Национальных институтах здоровья США и Майо Клиник (также в США). Мы оказались вооружены самыми современными методами и пригласили к себе лучших специалистов. Сегодня мы – инновационная, живая медицинская организация. У нас есть много уникального.

Что может быть уникального в медицине: это либо уникальные технологии, либо уникальный человек, либо уникальная методика. Тот, кто этим владеет — впереди.

У нас все это есть. Во-первых, передовая техника, передовые методы, в том числе оригинальные, созданные нашими специалистами. Например, нашими докторами создан и запатенован метод, позволяющий радикально решить проблему вросших ногтей. Наши специалисты известны, у нас самый большой опыт в стране в области малоинвазивного удаления новообразований молочной железы, у нас блестяще проводятся операции органов пищеватерительной системы и репродуктивной системы, генетические исследования, экстракорпоральное оплодотворение. У нас замечательные хирурги, они щадящими методами могут выполнять самые серьезные операции. Удивительно, но я знаю случаи, когда пациенты после удаления расширенных вен на обеих ногах на следующий день шли в колготках на танцы.

Мы первыми в России начали развивать технологии коррекции микробиоты кишечника — фекотрансплантацию. Сначала у врачей к методу было недоверие, многие смеялись над этой методикой. Оказалось, что все прекрасно работает, крайне эффективно решает проблему тяжелых кишечных расстройств. Сейчас ясно, что потенциал метода только начинает раскрываться. Трансплантация кишечной флоры очень многому помогает. Например, есть хорошие результаты при лечении явзвенного колита. Я считаю, что у метода большое будущее. Накапливается все больше данных о связи микробиома кишечника человека с широким спектром заболеваний. Уже ясно, что, корректируя состав микробов кишечника, можно бороться с избыточным весом. Мое личное убеждение – фекотрансплантация необходима всегда после терапии антибиотиками, ведь антибиотикотерапия это истребление всех подряд микробов химическим оружием. Наш организм долго страдает и долго приходит в себя после антибиотикотерапии, восстанавливая привычную микрофлору.

Наш институт – ведущая медицинская организация в стране, которая применяет бактериофаги для лечения заболеваний. У нас есть своя собственная коллекция бактериофагов, мы лучше всех знаем, какие из них приспосабливать для лечения, есть замечательные результаты по лечению больных с инфицированными ранами. Активно работаем со стволовыми клетками, продуктами клеточных технологий. Пока это, в основном, работы в лабораториях, но скоро они выйдут в клинику. У нас прекрасные международные связи с научными организациями Германии, Франции, Соединенных Штатов. Нас видно, нас знают и уважают.

Я желаю всем здоровья, счастья и удачи, и посоветовал бы смело смотреть в будущее, видеть большую цель и идти прямо и неуклонно к ней!